?

Log in

WELCOME!


Не Для Тебя

Не для тебя
Мой идеальный мир фантазий странных
Не для тебя
Мои рассказы
Не для тебя
Моё безумие и тараканы
Не для тебя
Мои оргазмы

Выпускной

«Когда я очнулся от долгожданного сна, был уже почти полдень. Я знал, что сегодня суббота и я мог позволить себе поваляться подольше. Это единственный день в неделе, когда я могу не лишать себя этого удовольствия.
Мне снилось, что я забрел в заброшенный замок, в котором когда-то был расположен музей, а сейчас этот шедевр архитектуры являлся местом обитания беспризорных детей. Им было плевать на описываемые в книгах витражи и колонны, которыми так восхищались интеллигенты. У них была крыша над головой и стены – каменные, холодные, но жить можно. Я познакомился с девочкой. Она провела меня на второй этаж, показала кухню, как они там живут. Сырость и ужасная вонь. Ничего кроме кучи тряпья и мусора я не увидел. Снизу на меня смотрели голодные грязные лица детей. Мне стало тошно. Я побежал по витой лестнице наверх и вышел на балкон глотнуть свежего воздуха.
Но что я сделал? Я не помог несчастным детям. Я сбежал. Как последний трус.
Неохотно поднявшись с постели, посмотрел на часы – без пятнадцати час. Заварил растворимый кофе (жаль, некому сделать его для меня). Обычное холостяцкое утро. За окном солнечно – даже слишком. Включил компьютер, почитал новости. «Сегодня выпускники школ отмечают последний звонок»… Стоп. Какое сегодня число? В правом нижнем углу ноутбука написано: «25 мая 2013 года». Раз такое дело, пойти что ли, развлечься… Первым делом нужно привести себя в порядок, чтобы не распугать окружающих. Небритая физиономия в зеркале с огромными мешками под глазами... – Хреново выглядишь, старик.
Побрился. Стало ненамного лучше…
Надев самую приличную из чистых маек и джинсы, вышел на улицу, завел машину. Путь из своей глуши до центра города занял куда больше обычного. Я привык гонять ночью по прохладной пустой трассе – испытывая кайф от ощущения свободы. Сейчас же я завидовал проезжающим мимо парням на велосипедах.
Остановился в центре. Да, припарковаться негде… Ладно, фиг с ним, лишь бы эти придурки наклейку на стекло не налепили. Впрочем, они - единственные, кто об этом пожалеет.
Мимо проходят школьницы – в белых бантах и форме. Прямо сцена из японского порно… они такие юные, хорошенькие, милые и соблазнительные… они идут и смеются, дразнят меня своим наивным видом. А их красные ленты так и кричат «Возьми меня!» Нет, я не могу так больше…»

Две девушки, уже явно нетрезвые, обсуждали последние сплетни (о чем еще там девочки говорят?), когда к ним подошел сурового вида мужчина лет 28 на вид.
- Простите, здесь не занято?
- Нет-нет, садитесь…
- А это вам… в честь праздника. – мужчина протянул обеим по букету из сорванных неподалеку одуванчиков. Девушка, сидевшая ближе, поблагодарила его:
- Ой, спасибо… как неожиданно…
- Просто давно никому не дарил цветов… чисто символически) Меня Денис зовут.
- Очень приятно. Катя. А это – Света.

Дэн знал, как понравиться девочкам: язык у него был подвешен как надо. Ему не составило труда уломать одну из девушек на продолжение встречи. «Стоило лишь показать свою машину и предложить прокатиться. Делов-то. И вот уже блондиночка сама идет к тебе в руки. Дура.»
Попрощавшись с подружкой, Катя с радостью шла к серебристой «Тойоте». Мужчина по-джентльменски открыл ей переднюю дверь. Теперь уже она болтала всю дорогу без остановки (чем очень сильно раздражала). Рано еще, рано…
- Приехали.
Он достал из бардачка черную тряпку, сложил несколько раз и завязал девушке глаза – чтобы не смогла опознать его место жительства.
- Вылезай! Живо!
Он взял ее на руки. Девушка от неожиданности закричала.
- Я уже заставил тебя кричать, а ведь мы еще не начали… Держу пари, что тебя никто в жизни еще на руках не носил. –он донес ее по лестнице на пятый этаж. Перед дверью он опустил ее, открыл дверь и впустил девушку первой.
- Вперед! Зашла? Можешь снять повязку.
Как только девушка пересекла порог его дома, он поспешил захлопнуть дверь и уже не церемонился.
- Приготовь-ка поесть там чего-нибудь, в холодильнике посмотри, я голодный.
- Еще чего! Я тебе не служанка!
- Не пререкайся, а не то я тебя приготовлю
- Что за дурацкие угрозы? Я сказала нет!
- Ты лучше не зли меня… детка
Он подошел к ней, сорвал с нее красную ленту выпускницы и перевязал запястья.
- Можешь кричать, все равно никому нет дела… Не дергайся, а то хуже будет. –он привязал девушку к кровати остатком ленты. – А теперь я все-таки пойду, закину что-нибудь в желудок.

Порывшись в холодильнике, в котором, как ни странно, ничего нового само собой не появилось, он достал кусок почти пропавшей колбасы и пожарил на сковородке, разбив туда пару яиц. Треть получившегося блюда положил в тарелку и отнес девушке.
- Ты давай тоже поешь, я не зверь же… Ты кстати, как, кошатиной не брезгуешь? Да успокойся, ничего такого тут нет. Ешь.
Катя многозначительно посмотрела на связанные руки.
- Не, освободить тебя я не могу… извини. Давай, я тебя сам покормлю.
Девушка, пользуясь моментом, что есть сил укусила маньяка за палец. Пошла кровь.
«Черт… Сука! Ну ты у меня получишь, плохая девочка» -он на секунду засунул палец в рот, чтоб остановить кровь. - Я сейчас отлучусь по работе, ты побудь здесь, только без глупостей.

Конечно, она и так никуда бы не делась, но перестраховаться не помешает… Он снял ремень и привязал щиколотки к подножью кровати, порылся в бардаке на столе. Обнаружив скотч, он первым делом заткнул рот девке, которая материла его на чем свет стоит. «Вроде нормально, держится».
- Ну, я поехал. Смотри, не скучай, вобщем.

Денис работал барменом в одном местном пабе, где обычно ошивались все, кому не лень – от студентов до рок-музыкантов. Зарабатывал мало, поэтому денег хватало едва на оплату квартиры – конечно, далеко не в центре, бензин и пропитание. Работа начиналась во второй половине дня, как правило, и заканчивалась за полночь. Иногда сюда приглашали местного разлива музыкантов – для привлечения посетителей. В такие дни работы было валом – задуматься не успеешь. Но ему гораздо больше нравилось на халяву слушать живые бэнды, общаться с посетителями (и особенно, посетительницами). К тому же, это определенная власть. Ты можешь подсыпать снотворное в алкоголь понравившейся девушке, а потом «помочь» подвезти ее домой. Естественно, взяв своё.
Сегодня людей было хоть отбавляй, несмотря на то, что вечер только начинался.
Группа, которая должна была сегодня выступать, вышла на сцену на полчаса позже – обычное дело. В определенный момент по сценарию девочки-официантки залезли на стол и стали танцевать. Они были одеты в школьную форму – белоснежные кружевные фартучки и короткие юбки.

«Мне со своего места отлично видно их трусики. Черт… Как же они меня заводят.»
Хорошо, что высота стойки позволяла Дэну без палева дрочить, при этом другой рукой смешивать коктейль в шейкере теми же ритмичными движениями. Он постарался побыстрее кончить.
- Ваш заказ готов.
Но ни на минуту он не забывал о своей девочке, которая ждет его дома. Закончив рабочий день, он погнал домой по пустой дороге, погнал уже не ради удовольствия, а потому, что хотел побыстрее к ней.
Всё-таки приятно, что вот ты пришел домой – а она тебя ждет. Пусть даже не по своей воле.

Открыв дверь, он внезапно получил по голове тяжелой сковородкой, на которой недавно жарил колбасу для девушки. «Так вот значит, как ты платишь за мою доброту».
Она рассчитывала вырубить его, но не тут-то было: голова парня оказалась крепче.
Он схватил блондинку за волосы и отвел в спальню.
- Хер знает, как ты выпуталась, но теперь ты точно не уйдешь. Даже не смей. Поняла?
А за то, что ты меня не послушалась, я тебя отшлепаю.
Мужик поднял ремень, валявшийся на полу. Он поднял ей юбку и шлепнул по попке, на которой тут же остался красный след.
«Теперь ты моя, сучка…»
Даже через джинсы была заметна эрекция. Он развернул ее, жестко поцеловал и стал раздевать. Девушка сопротивлялась, тогда он ее уже голую положил на лопатки и придавил всем своим далеко немаленьким весом.
Кате лежать на полу было жестко и холодно. Он стянул с нее трусики, кинул на диван, раздвинул ей ноги пошире и стал ласкать киску языком. Она уже не оказывала сопротивления – было приятно. Она держала его за волосы одной рукой, другой от напряжения вцепилась ему в руку. От острых ногтей было больно, но парень терпел. Вкус ее выделений был очень приятным. Так бы и пил их каждый день…
Девушке было так хорошо, что хотелось кричать. Он поднялся повыше. Разделся, лег на нее. Попытавшись войти в нее, парень понял, что здесь что-то не так.
- Ты что, девственница?
- Угу… испуганно кивнула девушка.
Тогда мужчина взял чистое полотенце, постелил на диван и положил туда девочку. «О чем я думал? Ведь она всего лишь школьница…» Он поцеловал ее уже нежно.
- Не бойся, я постараюсь не больно…
Она отметила про себя, что парень ей понравился, и она сама хотела чтобы он лишил ее девственности. Именно он – никто другой. Но даже несмотря на то, что естественной смазки было предостаточно, когда это случилось, от дичайшей боли она закричала так, что пришлось ей заткнуть рот рукой, а из ее глаз ручьем полились слезы. Он не видел этого и продолжал двигаться в ней. Она пыталась притворяться что ей приятно.
Кончив, он пошел в душ, оставив ее лежать на диване в крови.
Катя попыталась встать – садиться и идти было больно. Будто ее порвали пополам.
Передохнув, он попытался еще раз.
- Давай, я научу тебя. Закрой глаза. Оближи его, как будто ты ешь мороженое.
Девушка без труда снова возбудила его оральными ласками. Он сжал ее молодую белоснежную грудь, которая легко умещалась в мужской ладони. Целовал ее губы, шею, живот… Она завелась, сама крепко поцеловала его и стала царапать ногтями его спину. Теперь он входил осторожнее, и было уже не так больно, а даже приятно. В первый раз за всю свою жизнь она почувствовала сначала дрожь по всему телу, потом головокружение и полет… голова закружилась так сильно, что еще бы чуть-чуть и она потеряла сознание. Сейчас она кричала исключительно от удовольствия. Оставшись абсолютно без сил, она быстро уснула.
Утром она проснулась рядом с ним. Маньяк еще спал. Можно было сбежать. Однако, когда она пошевелилась, мужчина проснулся.
- Не переживай, я отпущу тебя. Одевайся, я сам тебя отвезу, куда попросишь.
Она, не долго думая, надела форму, расчесала волосы. Конечно, в таком виде по улице ходить было нельзя…
Домой она вошла тихо, но меры осторожности были напрасными – родители были уже на работе. Она переоделась, позавтракала и стала думать о том, что произошло.
Девушка вела дневник и писала туда всё важное, что происходило в жизни.
«Всё-таки мне его жаль. Он ведь по сути очень одинокий человек. Почему он сразу стал обращаться со мной как с женой? Он хочет семью, но в то же время не хочет терять свободу. И рад бы, но рядом нет никого… А он ведь хороший. Такой обходительный, вежливый… Несмотря на внешнюю грубость, он внутри заботливый и романтичный человек. За мной еще действительно никто так не ухаживал. Да если бы я встретила его снова, я бы сама попросила его связать меня! Кажется, я влюбилась…

По Хайяму

В жизни счастья – через край
Лишь найди свой вечный рай
Что тебе неймётся, парень?
Трахай баб да блюз играй.
_____________

ну ад, любовь... (с)

Озабоченный бедный парниша
По вечернему Омску гулял
Он не знал, что насильник Валера
В переулке его поджидал.

14 01 2012

- Я мужчина.
- У каждого свои недостатки…

Во всем теперь я вижу ложь
И я коплю на Макинтош.
Я говорю себе «не верь»
И я коплю на револьвер

20 01 2012

Эро-Сон

Сижу в гостях у одной подруги. Она рассказывает, что ее позвали сниматься для журнала моды. Просто на улице остановила девушка, сунула в руки журнал "Блеск" и предложила. Восторженно показывает мне журнал, я думаю "ни фига себе, мне бы так повезло!" Уже поздний вечер, поэтому я отправляюсь домой спать.
Утром - я уже в школе, кругом все говорят, что к нам приезжает Пушной. Бегом поднимаюсь на второй этаж, пробегаю по темному коридору и оказываюсь в просторной рекреации. За моей спиной висит школьная газета. На стенгазете - фото Нади, такое, как на паспорт. Остановившись ненадолго возле нее и почитав новости, иду дальше. Посреди зала стоит тумбочка из Галилео, подальше - почти возле самой стены - высокое ограждение в виде длинного стола высотой по грудь, служащего целью отгородить зрителей от "звезды". За ограждениес стоит подруга, у которой я была вчера в гостях, направляюсь туда.
Пушной читает подводки к "галилео", глядя на нас, а затем вдруг замолкает и подходит ко мне. Дотрагивается до моей руки... Резко одернув руку, я отшатнулась в сторону, как от чумы. Он снова выходит на середину и продолжает импровизировать, после чего подходит к нам уже в другой стороны, где стоит моя знакомая. Элегантно обойдя ее, вплотную подошел ко мне. Я не могу больше сопротивляться его напору и сдаюсь.
- - - - - - - - - - - - - - - - - -
Целуясь, мы двигаемся к стене с окнами, раздевая друг друга. Он валит меня на пол, но через несколько секунд я обнаруживаю себя лежащей на нем сверху. Так мягко, тепло и приятно. Он не понимает, как может нравиться мне... я говорю, всё в порядке. Я нежно провожу рукой по его длинным пальцам, Вторая моя рука опирается на пол. Он легким прикосновением дотрагивается до внутренней стороны моей ладони. Немного щекотно. Он спрашивает меня:
- А где вторая?
- Двумя руками сразу - не удобно, или... ты хочешь двоих сразу?
Он кивнул. - Где твоя вторая, эта.... Диана?
Я бросила взгляд на стенгазету. Мне бы тоже хотелось, но ее сейчас нет.
Я продолжаю поглаживать его руку, смотрю на эти пальцы, так отчетливо прорисовавшиеся у меня в памяти, прерывисто дышу. Трогаю его грудь, плечи, дыхание чаще... начинаю стонать. Сильнее.

Мама меня будит: на работу. Выяснилось, что дышала я вслух, сквозь сон. И мама это слышала *facepalm*

MSF LaLaLa

 

Александр вернулся с работы, зашел в комнату, взял гитару, сел и стал наигрывать: «Ла-ла-ла, ла-ла-лай-ла». Он играл с удовольствием, откинув голову назад и, казалось, мечтал о чем-то. Вдруг шторка слегка колыхнулась. Он кинул взгляд на занавески– ничего подозрительного. Просто ветер. Очередной его порыв еще сильнее всколыхнул шторы. «Надо бы закрыть окно, а то так и простудиться недолго». Хотя сейчас было и лето, но музыкант часто страдал простудой – даже от небольшого сквозняка у него сразу воспалялось горло. Ему показалось, как что-то щелкнуло. Мужчина подошел к окну и резко отдернул штору рукой. На подоконнике сидела девушка, нагло болтая ногами и дерзко улыбаясь. Она была босая, в сиреневом полупрозрачном платье. Черные локоны ниспадали до уровня груди. «Точно взялась из ниоткуда» -подумал он. Звук, который он слышал, был щелчком зажигалки. Она затянулась и выпустила дым в сторону.

- Ты кто, как тут очутилась?

Незнакомка кивком показала в сторону распахнутого окна.

- С ума сошла что ли?

Девушка потушила сигарету прямо о новый белоснежный подоконник и выбросила в окно. Такое поведение ужасно злило Александра, и одновременно заводило.

Он приказал: - Давай спускайся! [надо у Тани спросить, может, она знает, в чем дело. Скорее всего она её и впустила.]

- Таня! Это не твоя подруга у нас ту…

Девушка жестом приказала молчать, и когда Саша наклонился, чтобы опустить ее на землю, она обхватила руками его шею, притянула к себе и поцеловала. Не отрываясь, она раздвинула ноги, подняла их вверх так, что задралась юбка, и его ширинка теперь тёрлась о ее влажную промежность. Музыкант снял рубашку, швырнув ее в сторону. Девушка медленно стянула с него брюки, расстегнув тугой ремень. Результат ее более чем впечатлил. – Ты превзошел все мои ожидания! Размер XXL – не только у Джумбо)

Она намотала ремень на руку и шлепнула Сашу по попке. Другой рукой стала натирать его член, который тут же начал наливаться кровью и увеличиваться еще больше. Чувство опасности еще сильнее заставляло биться сердце, выбрасывая в кровь адреналин. Она задрала свои стройные ноги ему на плечи, чтоб войти было легче. От резких движений девушка запрокидывала голову и часто ударялась затылком о стекло. Они сменили позу, он навалился сверху, и они легли на подоконник. Лежать было жестко, но для нее, чем было жестче, тем лучше. Равно как и для партнера. Она вцепилась пальцами ему в спину. Ритм был уже не таким быстрым, дыхание стало глубоким и прерывистым.

Мелодия в голове повторяла в такт, в резонанс движениям. Они кончили одновременно. «Хорошо, что он не заметил крови».

- Алекс… -задыхаясь, произнесла девушка.

- Т-ты… умеешь разговаривать? – оторопев от неожиданности, спросил музыкант.

- Раньше не было необходимости. –она игриво улыбнулась.

- А я вот, наоборот – зануда. Всем надоедаю, кто угодно скажет.

Незнакомка оправила слегка смятое платье и сидела, свесив ноги вниз.

- Пока-пока! –она помахала рукой и, отклонившись назад, нырнула спиной вперед в оконный проем.

Алекс с ужасом посмотрел вниз. Но девушка спокойно отряхнулась, поднялась на ноги, улыбнулась ему и пошла дальше.

«Шестой этаж. Этого не может быть»

- Дорогой, ты меня звал? Я на кухне была. Что у тебя случилось? Я слышала шум... ты кричал?

- Ничего страшного, просто системный блок упал… на ногу. –молниеносно выкрутился музыкант. Его талант импровизации частенько выручал, казалось, из самых безвыходных ситуаций.

- В могилу сведут тебя эти железки, ей-богу.

- А чем это так вкусно пахнет? –с долей иронии спросил он, почуяв запах гари.

- Я пирожки пожарила, будешь?

- Да с удовольствием! (куда ж я денусь)

- Тогда иди мыть руки. Кстати… почему у тебя окно открыто? Простудишься еще.

Алекс послушно закрыл раму и вышел из комнаты, плотно заперев дверь.
Глава 5. Пробуждение.

Смог темно-серым облаком повис над городом. Зачем я распахнула окно?
Я не знаю, зима сейчас или весна. Каждый день ко мне приходят люди, я слышу их голоса, но не вижу лиц. Они мне ставят датчики, и непонятно что еще со мной делают…
черт! Как же меня бесит этот ужасный писк сердцебиения. Приходит осознание того, что это был только сон. Я ненавижу это. Ненавижу возвращаться.
Но когда приходит она, всё по-другому. Я отличаю ее руки от других. Ее голос. Иногда грустный, иногда веселый. Она читает мне книги, рассказывает, как провела день. И самое мучительное – что я не могу ей ответить. Не могу дать ей понять, что я слышу ее. Даже пошевелить пальцем. Открыть глаза и посмотреть в окно. Какое сейчас время года, день, ночь? Ярко-желтые листья слетают с деревьев и по окнам стучит мелкий дождь, или щебечут птицы, радуясь растаявшему снегу. Или мороз и белоснежные сугробы по колено.
В моем мире есть это все. Там есть всё, что только можно вообразить. У меня есть мечты. Я могу путешествовать, куда захочу. Там я живу, влюбляюсь, у меня есть друзья, и это всё настоящее. Но иногда я снова оказываюсь здесь. Тюрьма – это не стены больницы и узкие коридоры, освещенные тусклыми лампочками. Быть заложником тюрьмы собственного тела – самое худшее наказание. Зачем я распахнула окно.
В комнате кто-то есть. Мою руку приподняли и согнули в локте. Чувствую боль в руке – воткнули шприц. Они меня так кормят. А потом хочется спать. Пожалуй, это единственный плюс.
В съемочном павильоне уже погасили свет…

КОНЕЦ
 

Я поднялась с кровати и выглянула в окно. Утренний холод пробегал мурашками по коже. Тьма уже полностью рассеялась, уступая место новому дню, но Солнце еще и не думало всходить. Предрассветный туман темно-серым облаком окутал город, не оставив и следа от предыдущей ночи. Будто заметал следы. Стирал воспоминания. Я так и не смогла уснуть, впрочем, как и Софи. Новый день. Надо продолжать существование. Существование – потому что жизнью это назвать никак нельзя.
Софи пошла на кухню и вскоре вернулась с двумя чашками горячего быстрорастворимого кофе.
- Спасибо.
Она встала рядом со мной. Отхлебнув из чашки, она поморщилась. «Опять эту гадость пить». Но ни на что другое денег не было. Мы жили на девятом этаже. Если распахнуть окно и прыгнуть, твое тело мгновенно размазало бы об асфальт. Полторы секунды полёта. Ты ничего не почувствуешь.
Я посмотрела наверх. Первые лучи осветили соседние крыши. Распахнула окно.
------------------------

У меня была только мечта. Ни работы, ни денег. Приходилось есть всякую дрянь, пить всякую дрянь, унижаться, чтоб оплатить аренду этой конуры. Как унижаться? Продавать себя за деньги. Красный диплом филолога здесь оказался никому не нужен. "красные девушки" на одноименной площади у них ценятся больше. Меня тошнит. Каждый раз, когда я делаю это. Тошнит от этого дерьма, называемого жизнью. Всё, что у нас есть - мечта. 
Ненавижу. 

Полторы секунды полета (2011)

Описание:

Девушка, находящаяся в коме, живет в псевдо-реальности своего сознания, где она становится такой, какой хотела бы стать и реализовывает свои фантазии. Но однажды сказка заканчивается...

Глава 1

В съемочном павильоне уже погасили свет, декорации разбирали, и приглашенная массовка начала расходиться. По темному узкому коридору за кулисами еще минут десять шныряли туда-сюда работники канала, без остановки болтающие по телефону, звукооператоры, служебный персонал. Он вышел из гримерки, направляясь к выходу. Мужчина средних лет, высокий, довольно заурядной внешности на первый взгляд. Он шел, сосредоточенно копаясь в телефоне на ходу, не обращал внимания на все происходящее вокруг. Ему хотелось поскорее убежать от всего этого шума, спокойно сесть в машину, оставшись наедине со своими мыслями. При желании Алекса можно было достаточно легко выцепить взглядом из толпы. Волосы все еще стояли торчком, к тому же вкупе с высоким ростом нашего героя можно было различить за милю. Алекс, не торопясь, шел нам прямо навстречу. Однако коридор был слишком узкий, чтоб в нем свободно разошлись три человека. К тому же, мы с подругой были слишком увлечены беседой, и не заметили приближающегося мужчину. Столкновения было не избежать.

Новый «Айфон» с грохотом стукнулся о бетонный пол. Стекло сенсорного экрана треснуло, пересекая дисплей тонкой линией.

Алекс помог девушке подняться, осторожно обхватив ее за талию. Казалось, разбитый телефон его совсем не волновал.

- Девушка, вы в порядке? Извините, пожалуйста, я помогу…

- Да нет, все хорошо. Не стоит беспокоиться.

Он наклонился, чтобы поднять телефон. Надавил пальцем на дисплей, проверяя, выжил ли «пострадавший». «Работает, и ладно» - подумал Александр, запихав мобильник в карман джинсов, и снова поднял взгляд. Девушки все еще стояли перед ним.

- А вы откуда? Я вас раньше здесь не видел. Как вы сюда попали? Работаете здесь?

- Мы ведущие программы «Снимите Это немедленно»

- Хм, интересное название! Я бы хотел поучаствовать!

- Тогда, мы приглашаем Вас в программу, если Вы не против.

Мне хотелось как-то загладить вину за разбитый телефон, к тому же я чувствовала, что теперь была перед ним в долгу. Он уже собирался уходить, и мне ужасно захотелось побыть с ним рядом еще хотя бы полминуты.

- Постойте, мне Ваше лицо кажется таким знакомым… Я Вас где-то видела.

- Я тоже программу веду…

- А Ваша как называется?

- Случайные связи. – он произнес это с заигрывающей интонацией.

- А о чем эта программа?

- Я Вам потом расскажу, о чем.

- Вы меня прямо заинтриговали, Александр.

- Прошу меня извинить. Мне пора.

Он быстрым шагом направился к выходу.

Тем временем было далеко за полночь. Метро уже закрылось. Александру было неудобно оставлять девушек мерзнуть на улице в ожидании такси.

Галантным жестом мужчина пригласил нас сесть в машину. Мы тут же прыгнули на заднее сиденье.

- А почему не вперед? Боитесь, что изнасилую? Он улыбнулся, игриво посмотрев на нас.

Бедная Софи покраснела, не зная, что и ответить.

«Нет, боюсь, что это я Вас изнасилую» -пронеслось у меня в мыслях, однако, произносить вслух это я не стала, ибо остатки здравого смысла еще присутствовали, как ни странно. Автомобиль быстро набрал скорость и скоро уже мчался по пустому ночному шоссе. Алекс сосредоточенно вел машину, похоже, даже не намереваясь болтать с внезапными пассажирами.

Подругу дёрнуло нарушить тишину. Внимательно разглядывая Александра, она восхищенно произнесла:

- А ведь Вы в жизни не такой, как на экране. Совсем не такой.

- Телевидение – это ложь. В нем нет ни капли правды. Люди видят только то, что им показывают. К сожалению. Они все [в его голосе слышалось раздражение], кто подходит ко мне на улице – все думают, что я на самом деле такой идиот, и разговаривают соответственно. Вы бы знали, как мне это надоело.

Мне меньше всего сейчас хотелось прерывать его откровение, но мне пришлось. К тому же, Александр сам понимал, что сболтнул лишнего. Как всегда, в самый неподходящий момент влезла Софи:

- Мы теперь слишком много знаем! Тебе придется нас убить!

Мне предстояло остановить это безумие, что было нелегко.

- Я прошу тебя, постарайся себя в руках держать. Остановите, пожалуйста, здесь – я обратилась к Александру как можно более спокойным тоном.

- А вот и наш дом! Воскликнула Софи, показывая пальцем на едва виднеющуюся в темноте многоэтажку.

Он вышел из машины и по-джентельменски проводил нас до подъезда.

- Может, подниметесь к нам, на минуточку? Выпьем чая, согреемся.

- Я б с радостью, но мне надо домой. Жена волнуется…

- Понимаю –со вздохом сказала я. Ну что ж, встретимся завтра.

- Обязательно! До встречи!

Ускользающий вдаль силуэт быстро исчезал в густом сумраке. Я заворожено смотрела вслед, не отрывая взгляд, скользя по его длинной тени в тусклом освещении.

«Тени длинны в свете фонарей»

- Что это, снова стихи?

- Нет, просто мысли вслух. Не обращай внимания.

Когда его фигура окончательно растаяла во тьме, я стала рыться в сумке в поисках ключей. Подруга продолжала стоять, будто в ступоре.

- Холодно. Пойдем домой. Или ты так и будешь стоять, как вкопанная?

Тяжелая железная дверь заскрипела, и я затащила подругу в подъезд.

Только дома, когда я напоила ее горячим чаем и привела в чувство, к ней стало возвращаться сознание.

- Что с тобой случилось?

- Он со мной. Он со мной случился.

- Ты словно разум потеряла.

- Должна признать, что ты недалека от истины.

Окончательно придя в себя, подруга в истерике накинулась на меня:

- Зачем ты позволила ему уехать?!

- Отлично! Я еще и виновата! А кто придумал этот план, с ведущими? Ты мне еще спасибо должна сказать! Думаешь, мне хотелось, чтоб он уходил? Недальновидно мыслишь. Пусть мы не будем с ним сегодня, ради того чтобы потом делать всё, что захотим. А теперь, милая, давай ложись спать.

Утро вечера мудренее.

Глава 2

Я поднялась с кровати и выглянула в окно. Утренний холод пробегал мурашками по коже. Тьма уже полностью рассеялась, уступая место новому дню, но Солнце еще и не думало всходить. Предрассветный туман темно-серым облаком окутал город, не оставив и следа от предыдущей ночи. Будто заметал следы. Стирал воспоминания. Я так и не смогла уснуть, впрочем, как и Софи. Новый день. Надо продолжать существование. Существование – потому что жизнью это назвать никак нельзя.

Софи пошла на кухню и вскоре вернулась с двумя чашками горячего быстрорастворимого кофе.

- Спасибо.

Она встала рядом со мной. Отхлебнув из чашки, она поморщилась. «Опять эту гадость пить». Но ни на что другое денег не было. Мы жили на девятом этаже. Если распахнуть окно и прыгнуть, твое тело мгновенно размазало бы об асфальт. Полторы секунды полёта. Ты ничего не почувствуешь.

Я посмотрела наверх. Первые лучи осветили соседние крыши. Распахнула окно.

У меня была только мечта. Ни работы, ни денег. Приходилось есть всякую дрянь, пить всякую дрянь, унижаться, чтоб оплатить аренду этой конуры. Красный диплом филолога здесь оказался никому не нужен. "Красные девушки" на одноименной площади у них ценятся больше. Меня тошнит. Каждый раз, когда я делаю это. Тошнит от этого дерьма, называемого жизнью. Всё, что у нас есть - мечта.

Ненавижу.

Глава 3

Он спокойно обедал с семьей в кафе, как вдруг, откуда ни возьмись, появились девушки. Алекс аж поперхнулся.

- Здравствуйте. Это София и Таша. Мы вчера виделись, помните?

«Да уж, такое забудешь…» думал Саша.

Рядом сидела его жена. Она окинула нас подозрительным взглядом: - Ты их знаешь?

- Да, они работают со мной.

Чтоб разрядить накаляющуюся атмосферу, мы решили сразу перейти к главному.

- Вот вам чек на 150 000 рублей. Они станут Вашими, если Вы согласитесь принять участие в программе.

Жена сразу сменила гнев на милость. – Ладно, иди. Только без глупостей – я тебя знаю!

Саша прекрасно помнил, как недавно провел час с симпатичной приятной девушкой, за что жена положила его руку на раскаленную плиту. Пришлось потом придумывать алиби для ТВ про неудачный опыт с напалмом.

На следующий день мы уже ждали нашего героя в студии. Александр поздоровался и сел на диван для гостей, напротив которого стоял телевизор. Я заняла кресло ведущей, а Софи присела на подлокотник. Стараясь быть вежливой, я предложила герою программы чего-нибудь выпить.

- Чай, кофе?

- Мне пива, если можно, пожалуйста.

- Мм, любите напитки покрепче?

- Да. И слова покороче.

- Софи, давай сюда пивка нам притащи!

Софи принесла пиво, держа по три кружки в каждой руке.

Саша немного отхлебнул и чуть не выплюнул обратно в кружку: «Самое дешевое налили…». Съёмки начались. Я попросила Софи включить телевизор.

- Мы установили в вашей спальне скрытую видеокамеру. –проинформировала героя моя соведущая.

- Что-о? Кто вам разрешил? – в гневе выпалил мужчина.

- Ваша супруга в этом нам посодействовала. Кстати, кто это там с Вами?

- Это... – Александр почувствовал, что его поймали. – Сестра…

- Да? Что-то не похоже.

Саша встал с дивана, заслонив экран. – Остановите запись! И ничего не говорите ей.

- Что мне с этого будет?

- Я сделаю всё, что ты попросишь.

- Я подумаю. Нам нужно посоветоваться.

Мы с подругой отошли в другую комнату.

Софи пищала от восторга, получив возможность, наконец, высвободить эмоции, которые из последних сил приходилось сдерживать перед Ним. Это ей стоило нечеловеческих усилий.

Мы вернулись в холл, где нас терпеливо ждал гость, потягивая пиво и от скуки разглядывая женские журналы на столе.

- А теперь пройдемте в примерочную.

Алекс последовал за нами. В этой части программы герой должен раздеться до белья, и ведущие осматривают его фигуру. Мы зашли за ширму. В лучших традициях программы мы, как ведущие, набросились на Александра с критикой:

- Куда это годится? Скажите честно, Вы считаете, что это – привлекательно для девушек?

Александру стало немного стыдно, но по интонации он понял, что пожурили его не всерьёз. Мы перешли в гардеробную, где, кроме бесчисленного количества вешалок с одеждой и манекенов, стоял удобный раскладной диван.

Я посмотрела на диван, потом на Александра. Я прежде никогда не была близка с мужчиной. Кажется, он это понял.

Александр присел на диван, я села рядом. Мой пульс участился, дыхание стало прерывистым. Я слышала, как он дышит. Каждое его движение сводило меня с ума. Моя дрожащая от волнения рука скользнула по его «стволу», как по грифу гитары. Александр посмотрел на меня так пристально, будто сейчас вышвырнет на улицу. Но нет - он обхватил меня крепче и стал целовать жадно, не в силах остановиться. Он положил меня на лопатки. Я заметила красный мигающий огонёк на пололке. Это была скрытая камера. Я закрыла глаза, чтобы её не видеть, и вдруг почувствовала резкую боль. Я сделала вдох, чтобы закричать, но звука не было. Я открыла глаза и увидела перед собой белый потолок палаты. На потолке горела красная лампочка. Я прикладывала титанические усилия, чтобы сомкнуть веки, но всё было тщетно.

Глава 4. Пробуждение.

Смог темно-серым облаком повис над городом. Зачем я распахнула окно?

Я не знаю, зима сейчас или весна. Каждый день ко мне приходят люди, я слышу их голоса, но не вижу лиц. Они мне ставят датчики, и непонятно, что еще со мной делают…

Черт! Как же меня бесит этот ужасный писк сердцебиения. Приходит осознание того, что это был только сон. Я ненавижу это. Ненавижу возвращаться.

Но когда приходит она, всё по-другому. Я отличаю ее руки от других. Ее голос. Иногда грустный, иногда веселый. Она читает мне книги, рассказывает, как провела день. И самое мучительное – что я не могу ей ответить. Не могу дать ей понять, что я слышу ее. Даже пошевелить пальцем. Открыть глаза и посмотреть в окно. Какое сейчас время года, день, ночь? Ярко-желтые листья слетают с деревьев, и по окнам стучит мелкий дождь, или щебечут птицы, радуясь растаявшему снегу? Или мороз и белоснежные сугробы по колено?

В моем мире есть это все. Всё, что только можно вообразить. У меня есть мечты. Я могу путешествовать, куда захочу. Я живу, влюбляюсь, у меня есть друзья, и это всё настоящее. Но иногда я снова оказываюсь здесь. Тюрьма – это не стены больницы и узкие коридоры, освещенные тусклыми лампочками. Быть заложником тюрьмы собственного тела – самое худшее наказание. Зачем я распахнула окно?

В комнате кто-то есть. Мою руку приподняли и согнули в локте. Чувствую боль в руке – воткнули шприц. Они меня так кормят. А потом хочется спать. Пожалуй, это единственный плюс.

В съемочном павильоне уже погасили свет…

Плен

Предупреждение: данный материал содержит сцены насилия и жестокости. 

Part 1: Начало

Фанатки Александра тайком под видом журналисток проникают на съемочную площадку СТС. Крадучись, как шпионки, по-кошачьи проскользнув мимо охраны, находят нужный павильон.
Сегодня он снимается в «Даешь молодежь». – Что ж, нам это на руку – можно будет легко затеряться среди молодых неизвестных актеров. Дождавшись, пока все уйдут, самая смелая из девушек заходит в комнату. Напротив входа стоит Александр, «в чем мать родила», наручниками прикованный к решетке.
«отлично, пол дела уже сделано» - думает она с довольной ухмылкой. Не обращая внимания на Александра (что стоило ей титанических усилий!) девушка невозмутимо проходит через комнату к столу, ни разу не посмотрев в его сторону.
Она одета в белую рубашку и черную мини-юбку с подтяжками, на голове черная фуражка, как у полицейских. Девушка наклоняется над столом, так, что вырез рубашки открывает ее декольте. Берет чайник и разливает только что закипевшую воду по чашкам.
За ней заходят остальные, садятся пить чай, оживлено беседуют, словно в комнате никого нет. Новоиспеченный актер старается привлечь их внимание:
- Девушки! Вы тут мою одежду не видели? Мне домой надо…
Девушки реагируют на выкрик резким взглядом и, не найдя для себя ничего интересного, продолжают так же невозмутимо пить чай.
Окончив трапезу, компания поднимается из-за стола.
Саша, воспользовавшись моментом, хватает свободной рукой одну из девушек, сидевшую ближе всего к нему. Это как раз была глава «банды».
- Теперь ты у меня в заложниках, пока вы меня не отпустите!
- Фиг! [показывает ему средний палец] Сообщницы тут же оттаскивают его за руки назад.
- Спасибо, девочки, дальше я справлюсь сама.
Все покидают помещение. Девушка-полицейский запирает комнату на ключ, спрятав последний в бюстгалтере, и уверенно направляется к Александру, пристально смотря в глаза.
- Вот ты и попался! В капкан, словно заяц. Трясёшься от страха. Ты скоро узнаешь…
Она подошла ближе, пожирая его взглядом, но не касаясь едва.
Он был не просто удивлен, он был шокирован. Красивые девушки давно уже не баловали его своим вниманием, а тут такой поворот событий… Казалось, она вот-вот его изнасилует. Это опасно.
«надо отсюда выбираться» - подумал Александр и попытался сгенерировать какую-нибудь отговорку.
- Мне надо на съемку…. Галилео.
- Никуда не денется твой Галилео. Тем более, он уже умер давно. Так что, продолжим. Для начала, мне нужно провести один эксперимент. [засовывает руку ему в трусы]
Размер действительно, не маленький…
- Да подожди ты…
- Чего ты хочешь? Ласково спросила девушка.
- Мне нужна твоя одежда!
Она расстегивает рубашку и нагло швыряет ее в Александра.
Давай сделаем это по-быстрому, на подоконнике, пока никто не видит!
Александру очень нравилась девушка, прям как из его «немецких» фантазий, и он хотел ее, но обстоятельства были не подходящие – слишком он боялся испортить свою репутацию. Вот если бы…
За своими размышлениями он не заметил, как остался один. Странная особа куда-то исчезла. Ну неужели! Он попытался выбраться, но на попытки вызвать охрану никто не реагировал. Дверь всё ещё была заперта. Он прислушался. Мёртвая тишина. Не к добру это…

Part 2: Рассвет 

Алекс очнулся на том же холодном полу. Наручники всё еще крепко сжимали запястье.
За дверью слышался гул голосов. В основном, женских. Ослабленный, он не мог даже кричать. Осталось надеяться, что кто-нибудь всё же о нем вспомнит, ключ в замке повернется и эту чертову дверь откроют…
В какой-то момент в сплошном гуле за дверью отчетливо послышался стук каблуков. Звук с каждым разом становился все чётче, шаги приближались. В замочной скважине послышалось шуршание.
Ключ повернулся…..

Свет резал глаза. Через небольшую щель в двери он смог различить силуэт этой девушки. Той самой, что была здесь накануне. Она распахнула дверь и подошла к нему. Стук каблуков казался оглушительным. Будто с похмелья, голова раскалывалась. 
- Ночью ты был бесподобен, красавчик. Девушка улыбнулась и дерзко посмотрела на ничего не понимавшего мужчину.
Она склонилась перед ним, присела на пол, придвинув ближе хлеб с сыром и горячий шоколад.
- Есть хочешь? Я принесла тебе завтрак.
Саша отпрянул в сторону: - Вы кто? Что это за место? Как я здесь ока…. Но неуспев договорить, он вдруг почувствовал холодное прикосновение ладони, крепко прижавшейся к его губам.
– Молчи. Сейчас ты сам все вспомнишь.
Александр пытался напрячь свою память. Последнее, что он мог вспомнить – как девушки пришли пить чай. Дальше – провал. Пустота. Чай… Может, это просто сон?
Таинственная девушка покинула его, оставив в темноте наедине со своими мыслями.

Саша сидел, закрыв глаза, прижавшись к батарее, чтоб согреться. Было холодно и неуютно. Он чувствовал себя таким незащищенным и беспомощным сейчас. Особенно – в ее присутствии. Ее взгляд одновременно возбуждал и отпугивал. По какой-то необъяснимой причине. Но эта причина существовала. Уверенность в этом была крепче стали. Она каждый раз говорила стихами. Когда возбуждалась. Откуда он знал это?
Сосредоточенный на своих мыслях, вдруг в темноте он ощутил чье-то присутствие. Чувствовал кожей. Шорох в далёком углу насторожил его. Саша с опаской вглядывался в темноту, но безуспешно. В кромешной тьме едва ли можно было что-то разглядеть. Сумерки были настолько густыми, что, казалось, можно рассекать ножом. Он закрыл глаза и вслушался в пространство. Дыхание было почти незаметным.
Вдруг он почувствовал, как что-то холодное и нежное коснулось его щеки, ласково проведя от виска к подбородку. - Кто здесь? Ответа не последовало.
Прямо возле себя он услышал, как что-то с глухим ударом рухнуло на пол.
Дыхание замерло.
Теперь он вспомнил всё. 

Part 3: Предыдущей ночью

Дверь распахнулась. В комнату ввели худую девушку с короткой «рваной» стрижкой. На ней была майка горчичного цвета и черные джинсы в обтяжку. Глаза были завязаны черной тряпкой.
Кристина жестом приказала подчиненным снять повязку. Невинные глаза небесно-голубого цвета испуганно смотрели по сторонам. Фанатки обступили ее со всех сторон. Девочка смиренно опустила взгляд, не пытаясь сопротивляться. Ее подвели ближе к Алексу, заставив его наблюдать за процессом. «Смотри внимательно».
Одна из девушек крепко схватила «жертву» за подбородок, зажав ее лицо словно в тисках в своей ладони, другой рукой отточенным движением раскаленной толстой иглой проткнула ее нижнюю губу насквозь. Девочка дернулась от боли, но не произнесла ни звука, усилием воли сдержав крик. На майку капнула темно-бардовая кровь.
Движение повторилось. Теперь уже кожу над верхней губой пронизывало стальное жало, чуть подальше от первого прокола. Процедура повторилась еще два раза. Полученные отверстия скрепили всё той же иглой: сшив тремя стежками и натуго затянув прочной нитью.
Затем с жертвы стянули одежду и с силой швырнули на бетонный пол тощее обнаженное тело.
Дверь захлопнулась.

В помещении начинало светать. Он всё еще предпринимал попытки вспомнить, как сюда попал. Всё так же вглядываясь в предрассветный полумрак, он различал нечеткие фигуры окружающих предметов. Всё было как в тумане. Едва заметное дыхание усилилось. В расплывчатом тумане он заметил нечто...Маленький дышащий комочек. Живое существо. Мрак окончательно рассеялся.Теперь был четко виден женский силуэт. Взгляд Александра скользил по плавным линиям тела, любуясь совершенством созданных природой форм.
Почувствовав пристальный взгляд, девушка обернулась. Только теперь он мог рассмотреть ее лицо, и от увиденного пришел в ужас. Нежные губы кривыми стежками стягивала суровая нить. Корки остатков запёкшейся крови покрывали лицо, раскраивая его бардовыми трещинами.
«Так вот, почему ты молчишь»
Девочка сидела, обхватив колени и уткнувшись в пол. Кейт была слишком сильной, чтобы плакать. Саша смотрел на нее с жалостью и непреодолимым желанием помочь. Он протянул ей руку. Девочка резко отвернулась и сжалась, словно затравленный зверёк.
- Не бойся. Я не причиню тебе вреда.
Но на слова она не реагировала. Она сидела, съёжившись от холода, смотрела в пустоту и думала о чем-то. Вдруг ее взгляд уперся в Александра. Она смотрела на него со страстью или ненавистью, он не мог понять. Но этот взгляд – он был знаком ему до боли.  

Part 4 Вспомнить всё.


С грохотом рухнувшее на пол измученное тело Кейт оставалось неподвижно лежать на полу рядом с Алексом. Кристина равнодушно переступила через бездыханное препятствие, сдержавшись от соблазна проткнуть ей живот каблуком. 
- Избавьтесь от нее, -громко скомандовала девушка, и тут же двое человек из ее "свиты" грубо схватили пленницу за руки и поволокли к двери. 

Оставшись наедине со своим пленником, Кристи надменно улыбалась: теперь ты под моим надзором.
-Какого черта... ты меня здесь держишь?
-Ты провинился! Но сполна сейчас искупишь, свою вину. Наказан будешь, за все греховные дела! За всё ответишь ты сполна.
Ее дыхание стало прерывистым. Сердцебиение чаще. Но, вовремя опомнившись, она сумела совладать с собой.
- Ты меня, надеюсь, не убьешь?
- Убить, зачем? Ты нужен мне живой!
- Мне надо на работу. Там в Галилео без меня пропадут!  
- Ну хорошо, раз ты так просишь… Ведь если я буду тебя здесь держать, я не увижу тебя больше по ТВ! И Хорошие Шутки тоже… Тут она вспомнила программу, представила Его во фраке, и ей так захотелось вновь увидеть это. Как он играет на гитаре, такой торжественно-красивый, и на ремне висящий Гибсон эффектно смотрится на нем. Как эти звуки возбуждают, почти доводят до оргазма, и крупным планом эти руки по грифу твердому скользят… какие сладостные муки, о как бы вновь их испытать!
- Вот, одевайся. Девушка со злостью бросила ему одежду в лицо. Александр спешно натянул штаны. Достав из бюстгалтера ключ, она расстегнула наручники. Саша потёр болевшее запястье, разгоняя кровь. Она в последний раз взглянула на его руки, пытаясь глазами сфотографировать, запомнить их как можно дольше. Засобиравшись восвояси, он направился к двери.
- Ну вот и всё – печально вздохнула незнакомка. Иди. Увидев ее грустные глаза, он на секунду замер.
- Вали отсюда побыстрей, пока не передумала!!!
Ведущий хлопнул дверью, оставив неудавшуюся похитительницу в одиночестве.

- Хотя… зачем ты мне по телевизору, если ты рядом? Она достала рацию. «Девочки – живо доставьте его сюда! Не выпускать из здания!» Через минуту Александр вновь стоял всё в той же комнате, разочарованный своей попыткой бегства.
- Теперь ты никуда-а-а не убежишь)
Несколько девушек держали его за руки. В его зверином взгляде был вопрос: - Чего ты хочешь?! Вопрос был риторическим. Ответ был очевиден. Она подошла к нему и с придыханием произнесла:
- Я хочу тебя.
Он посмотрел на нее пристальным холодным взглядом, что ее жутко разозлило.
- Связать его! -скомандовала девушка громким и резким голосом.
Прогнав охрану, девушка осталась с ним наедине. Саша сидел на стуле, крепко связанный по рукам и ногам. Она села к нему на колени, лицом к лицу, раздвинув ноги.
- С чего начнем? В первую очередь – телефон. Красотка засунула руку ему в штаны. Нащупав твердый металлический предмет, она извлекла его, не без усилий, из левого кармана джинсов. На разноцветном экране айфона высвечивалась надпись: МТС.
- Ого, какие мы крутые!
- Это подарок… мне в Екатеринбурге подарили… на гастролях
- Кто подарил, любовница? Или наверняка богатая фанатка. У тебя таких навалом, как выяснилось… За свидание с тобой готовы миллион отдать.
- Да нет, это директор фирмы мне презентовал.
- Ага, рассказывай! Такие сказочки жене наверное, рассказываешь каждый день. Но я-то знаю! Ты – дрянной развратник!
Лучше бы ей не произносить последнюю фразу… это его жутко завело и разозлило.
Мужчина схватил девушку за талию, но так как его руки были связаны, она почти что сразу вырвалась.
- Да как ты смеешь! Разозленная фанатка с размаху влепила Алексу пощечину. На его щеке остался четкий красный след.
- За это я посажу тебя в клетку! -гневно произнесла девушка, резко махнув рукой в угол комнаты.
Александр посмотрел в ту сторону, куда указывала пальцем собеседница. Сквозь жесткие прутья стальной решетки проскальзывали тонкие лучи дневного света. Черная пыльная сталь, освещенная этим прокравшимся сквозь занавески утренним солнцем, выглядела еще более устрашающе. Прямые лучи проникали сквозь гладкие прутья, показывая взору неприятные для зрелища картины, обнажив стыдливо спрятанные полумраком несовершенства этих стен. Черная плесень на потолке. Сгнивший огрызок на полу. Жуткое зрелище. 
Она развязала веревку и командным тоном приказала: - Вставай! Почувствовав, как что-то твердое уперлось ему в спину, физик без колебаний подчинился.
Сильнее толкнув дулом пистолета, она заставила его подняться. – Вперед! Живо! Мужчина нехотя шагнул в нужную сторону.
Чем ближе Александр подходил к своему новому пристанищу, тем больше на его лице было заметно отвращение. Пинком втолкнув пленника внутрь, она поспешила захлопнуть решетку. Позади себя Саша услышал скрип железной двери и поворот ключа в замке.

Part 5. Месть 

- К чему все эти игры? Почему ты меня держишь здесь?
Кристина только и ждала этого вопроса, чтобы высказать ему прямо в лицо, что так давно хотелось. Посмотреть в глаза. Лаская, возбудить, страстно поцеловать и… Плюнуть в морду. Растоптать. Возненавидеть. Заставить его испытать те же чувства, что мучают ее, жгут душу, кислотой разъедая внутренности, пока не найдут способ вырваться наружу.
- Я тебя ненавижу! Ты не знаешь как плохо мне. Из-за тебя. Тебе неведомо, что значит гнить в конуре собачьей в ожидании подачки, не смея рассчитывать на любовь. Лишь на жалость. Ты никогда этого не знал. Жил счастливо. Без трудностей, без боли. Ты запросто отвергнешь тех, кто тянется к тебе в надежде получить хоть капельку любви. «Идите на хер!» Ты не понимаешь, что этим губишь чью-то жизнь. Ведь для кого-то ты – последняя надежда. Единственный, ради кого цепляешься за эту жизнь. Потому что в реальности нет никого. Там пусто. Там нет смысла. Нет ничего. Пустое серое пространство. Это страшно. Есть только этот выдуманный мир. А ты лишаешь их даже иллюзии, даже попытки верить во что-то, чтоб не покончить с собой.
Александр попытался возразить, однако девушка разошлась ни на шутку. Ее уже было не остановить.

Девушка села на стул, положив ногу на ногу, черная кожаная мини-юбка обтягивала ее бёдра. Время от времени она переставляла ноги, как Шерон Стоун в фильме «основной Инстинкт», чтоб раздразнить его. Алекса это дико заводило.  Тонкие черные чулки превосходно подчеркивали ее стройные ноги. Туфли на каблуках придавали стервозности образу. Он пригляделся. На ней не было нижнего белья.
- Я ненормальная. Не спорю. Может быть, у меня и поехала крыша. Но исключительно благодаря тебе. О да, я отблагодарю тебя. Ты всё прочувствуешь. Что чувствовала я.
Сделав глубокий вдох, чтобы немного успокоиться, она продолжила:
-Всю свою жизнь ты посвятил развлечениям. Только и делал, что развлекался, получая удовольствие. В то время как я подыхала здесь, и тебе не было дела. Ты равнодушно игнорировал мои мольбы о помощи. И кто из нас бесчувственное чудовище?
- Прости.
- Помиловать тебя? И не подумаю.
- И что ты со мной сделаешь?
- Я?! Я тебя пальцем не трону. Чтоб опуститься до такого… К тому же, не настолько я глупа, чтоб марать свои руки.
- Тогда что? Оставишь меня подыхать в этой чертовой клетке?
- Прекрати меня недооценивать. Я это ненавижу. А еще больше ненавижу, когда много болтают.

FAP

Это была встреча с поклонниками. Они встретились в кафе. Девчонки что-то между собой обсуждали, ей не было дела. Она сидела в стороне, надев свои огромные наушники sennheiser и включив плеер на полную громкость. И вот идет Он. Александр. По мере того, как он приближается, ее сердце бьется все чаще. Она всеми силами старается не показывать своего безумного восторга, быть как можно равнодушнее, не визжать, как крейзанутая фанатка с тупой улыбкой на лице. Хладнокровие. Разум. Чаще-чаще удары. Невозможно. Сдержаться.
Музыкант подошел совсем близко к их столику. Она не могла отвести от него взгляд. Уставившись, она смотрела на его ширинку. Александр не мог этого не заметить. Он поздоровался со всеми. Она тихо сказала: « Здрасьте…» , не отводя взгляд.
- Вообще-то, девушка, моё лицо чуть выше – произнес Маэстро с наглой улыбкой. Она подняла голову и, встретившись с ним взглядом, смущенно опустила глаза.
Он сел за стол, окинув взглядом девушек. Вот приставучая Даркнесс, так и наровящая запрыгнуть в машину. Снова дети. Как это все мне надоело… – Давно не виделись. Ну как вы, как дела?
Они наперебой его расспрашивают: о новых съемках, о проектах, о музыке и будут ли концерты… лишь она сидела молча в стороне, делая вид, что слушает свой плеер.
– Я вижу среди вас новые лица. Вы откуда? –спросил Пушной, пристально смотря на девушку.
- Я из Сибири…
- Да? Я тоже) а конкретнее? Курган, Новосибирск?
- город Кызыл.. Вы вряд ли знаете.
- Что-то казахское по-моему
- Не совсем. Тува.
- Ого! Как далеко. Ну, задавайте мне свои вопросы.
Она хотела что-то сказать, но не могла вымолвить ни слова. Чувство счастья настолько переполняло ее, заполнив все пространство до единой клеточки, так, что не оставалось места ни для одной мысли. От волнения удавалось выдавить только что-то ужасно глупое.
- Нет у меня вопросов. По крайней мере, приличных. А неприличные боюсь задавать, а то еще пошлют куда-нибудь… на огород)
- Вы знаете, как я отношусь к поклонницам, которые любят не мое творчество, а моё … туловище. *Сурово посмотрел на девушку*.
- В первую очередь меня, как и всех девушек, в мужчине возбуждает орган из четырех букв. Это мозг. Все время поражаюсь, какой же у Вас гениальный ум. Это меня возбуждает. А уже потом всё остальное. Ведь, когда человек нравится, в нём всё начинает нравиться, какое бы ни было телосложение, рост, цвет глаз…
Второе, что меня заводит – когда Вы играете на гитаре. Просто крышу сносит.
И третье – это взгляд. Пронизывающий, как рентген. Даже смотря по телевизору, мне хочется прикрыться.
Ему понравилась такая откровенность. Тем более, в присутствии всех ФАПовцев…
Диана понимала, что это ее единственный шанс поговорить с ним, и другой возможности не будет. Хотелось бы наедине, но…
- Можно, я задам вопрос?
- Пожалуйста, сколько угодно!
- Александр, какой у Вас размер…. То есть, браузер?
Фаповцы смотрели на Диану с осуждением, шокированные такой дерзостью. Но Александр ничуть не растерялся.
- На Виндоус Гугл Хром. Не маленький.
Он улыбнулся, глядя на нее. Она не знала, куда деться от смущения. После его ответа она сразу представила его член. Большой и твердый. Как она смотрит на него, гладит рукой….
Диана начала дышать прерывисто, закрыв глаза. Образы все ярче, как будто наяву.
Пушной продолжал разговаривать с девками. Она сидела, погруженная в себя и свои фантазии. Вот он сейчас уйдет, и ничего не будет….